Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Воздушная аптека

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: обрывки (список заголовков)
11:58 

Пьеса

Все дороги приводят меня к тебе. Дороги знают всё лучше, чем я. И я не стану искать других дорог.
"Ба-бах!" - грохнул выстрел, и Кровавый Бен рухнул на песок, заливая его, на этот раз, своей кровью. Всё было кончено. Бен оставался последним из шайки Черной руки. Остальные полегли раньше этим бесконечно длинным днем. Выжившие герои подошли к телу мертвого убийцы и теперь стояли полукругом, не решаясь нарушить тишину. Кто-то прижимал к груди раненную руку, кто-то использовал винтовку, словно костыль, чтобы не опираться на подбитую ногу - почти никто не остался целым. Джимми Стоктон первым пошевелился, шмыгнул носом и сбросил патронташ и кобуры на землю.
-Это было..., - он махнул рукой, не подобрав слово, - Хорошая игра. Я пошел, ребята. Спасибо вам. Захотите выпить - заходите. Даниил развернулся и побрел от остальных, на ходу стягивая с себя пончо.
-Да, было славно. Вы крутые, - сказал, поднимаясь Кровавый Бен, - Настолько, что мне даже ни капли не обидно, что вы меня завонзали, - он усмехнулся, стягивая шляпу и маску. Под маской оказалось обычное лицо мужчины лет 35. Самый опасный преступник, разыскиваемый в трех штатах, неожиданно превратился обратно в архитектора. Хотя нет-нет, но проскальзывали в его голосе нотки Бена.
-Знаете, а я, пожалуй, никуда не пойду, - задумчиво сказал Весельчак Саймон, усаживаясь на песок, - Останусь здесь насовсем.
-Почему?, - с легким удивлением и интересом, бросил через плечо кто-то из остальных героев, уже собравшихся уходить.
-А зачем? - в тон ему поинтересовался Саймон.
Спросивший пожал плечами, не зная что ответить. Софиты и не думали потухать.

@темы: обрывки, мыслеформы

11:45 

Отвлеченное

Все дороги приводят меня к тебе. Дороги знают всё лучше, чем я. И я не стану искать других дорог.
Кит пишет сонет. Я это знаю, потому что в такие моменты он задумчиво мусолит кончик своей перьевой ручки во рту и пялится в потолок с таким видом, будто там расписаны все тайны мироздания. Я сижу на столе и болтаю ногами, потому что делать мне решительно нечего - дома заниматься ничем не хочется, а за окном опять дует ледяной ветер и, кажется, стреляют. Поэтому делать нечего, и я просто пялюсь на отрешенно пялящегося в потолок Кита и жду, не произойдет ли чего. Само. Есть у меня такая дурацкая привычка - откладывать решения и ждать, что проблема как-нибудь сама собой решится и все образуется без моего деятельного участия. Кстати, Кита, зовут вовсе не Никитой. Не помню, откуда взялось его прозвище: то ли от гигантского млекопитающего, с которым у него не было ничего общего, то ли от иностранного имени. Никто уже не помнит, да это, пожалуй, и не важно.
Хлопает входная дверь и в комнату вместе с потоком ледяного воздуха врывается Зяблик. Она в своем обычном состоянии - взъерошена, порывиста и с порога начинает возбужденно и эмоционально делиться с нами последними подробностями своей жизни:
-...Портнов опять меня не слушает совершенно. А вчера и вовсе уехал куда-то, не предупредив...
Кит наконец-то перестает напоминать статую и отлипает взглядом от потолка. Морщится. Ему до зубовного скрежета не нравится то, что Зяблик называет своего парня по фамилии. С Портновым она уже четыре года. Они то встречаются, то расходятся, а потом начинают встречаться вновь. Он без пяти минут ее жених, только это "без пяти минут", на моей памяти, тянется уже два года. По мнению Кита, если кто-то называет свою зазнобу по фамилии , то дела у них так паршиво, что проще разбежаться и вообще забыть друг о друге. Потому он и злится. От несовершенства Зябликова бытия и того, что она, дура эдакая, не понимает той великой истины, которая сидит в Китовой голове. Я, в общем-то, с ним согласен, но я пофлегматичнее и реагирую на все не так остро. Да и Зяблик уже девочка большая, сама разберется. Даже если она и действительно ведет себя как дура, это уже ее дело - чужие шишки себе не набьешь.
-У нас кофе кончился, - задумчиво вклиниваюсь я в поток Зябликова сознания. Забавно, мы все взрослые люди, у каждого своя жизнь, а все еще живем в одном, пусть и большом доме, хотя даже и не родственники. Просто так сложилось, а мы незаметно для себя привыкли.
Зяблик замолкает и, хлопнув ресницами на своих огромных глазищах, кивает:
-Захвачу.
Я, конечно, поступил как придурок, прервав ее на полуслове. Все-таки это все для нее важно. И тараканы в моей голове, вытанцовывающие ритуальные танцы над моим настроением уже который день, меня ничуть не оправдывают.
-Извини, - смущенно бросаю я и неуклюже слезаю со стола. Нормально слезаю, на самом деле, просто сейчас мне все что я делаю кажется дурацким и нелепым.
Она поводит плечом, будто говоря: "Ерунда", подходит ко мне и коротко обнимает. Приятно осознавать, что в жизни есть что-то хорошее и постоянное, даже тогда, когда ты сам себе не рад. Особенно в эти моменты. Они пройдут, а важное останется. Зяблик разворачивается и выходит из Китовой комнаты. Я бросаю через плечо взгляд на него самого - наш друг снова сосредоточенно разглядывал побелку на стыке стены и потолка, покусывая ручку. Делать мне здесь было решительно нечего, да и на улице все, само собой, стихло. А мне явно не помешает проветрить голову. Я встряхиваю головой и решительно направляюсь в сторону выходу.

@темы: отрефлексировал, обрывки, мыслеформы

13:19 

Взаправду быть

Все дороги приводят меня к тебе. Дороги знают всё лучше, чем я. И я не стану искать других дорог.
"Дым табачный воздух выел, комната - глава в Крученыховском аде..." - как заведенное крутится в голове. Моя комната - бескрайнее поле, поросшее мелкой, по щиколотку, блеклой травой цвета земли. Я сижу на бревне у осыпающегося блиндажа, неизвестно кем выкопанного посреди этого великанского стола. Зубами я крепко сжимаю карандаш, незаметно для себя начинаю стискивать на нем челюсти все сильнее и сильнее. Я - своя самая главная проблема. Именно поэтому я и сижу тут, терзая карандаш и себя. Легкий холодный ветерок робко шевелит ворот надетого на меня темного плаща. Если бы я мог дать себе затрещину и подчинить свои мысли нужному мне ходу, все было бы проще. Но я плыву по течению, и вот я тут, механически запихиваю патроны в допотопную винтовку. Сейчас здесь. Где дальше?.. Главное, чтобы не пропало ощущение путеводной нити, а там, глядишь выплыву, выберусь. Буду.

@темы: обрывки, мыслеформы

00:51 

Далеко потом

Все дороги приводят меня к тебе. Дороги знают всё лучше, чем я. И я не стану искать других дорог.
Свело палец. Неприятно. Но не смертельно. "Не смертельно" - я ухмыльнулся своим мыслям. Но в общем-то, да, не смертельно. Я выдохнул. В воздух взметнулось облачко пыли. Откуда пыль здесь, в шахте лифта на заброшенной марсианской станции? Не знаю, не важно. Я поежился. Зябко. Под мой старый, но крепкий рабочий комбинезон из грубой кожи все-таки немножко проникал холод. Я шмыгнул носом и нетерпеливо откинул с лица мешающую прядку седых волос. Удобно, что они убраны в хвост - не так лезут в глаза. Я плотнее замотал шарф и проверил карабин на страховочном тросе. Свело еще один палец. Нужно быстрее заканчивать. Я закончил подкручивать гайку на ржавой трубе и сдвинул щиток с многие годы не использовавшейся приборной панельки за ней. Я знал, что в один из таких разов все закончится и был готов к этому, но мне все равно было страшно. "Pater noster, nomen est tuum"- неожиданно раздалось в окружающих меня кромешных тишине и темноте, и я не сразу понял, что эти тихие слова произносят мои собственные губы. "Спокойно, Марко, спокойно. Мир не кончится. Впереди еще есть мир" - мысленно проговорил я себе. В это время мои пальцы плясали по клавишам цифрового замка. Через несколько мгновений он коротко пикнул, и чуть правее от него открылась маленькая выемка с тремя проводами. Три. Нужно перерезать красный. Это я точно знал. Как в глупом старом фильме. Всегда нужно перерезать красный. "А что, если именно здесь установлены заряды?.. " - вновь подумалось мне. "Тогда все кончится. Но не сегодня. Нужно просто верить" - успокоил я сам себя. Красный. Я поднес плоскогубцы к нужному проводу и перекусил его.

@темы: персонажи, обрывки, мыслеформы

23:00 

Где-то в Джерси, давным-давно

Все дороги приводят меня к тебе. Дороги знают всё лучше, чем я. И я не стану искать других дорог.
Пожалуй, у меня сегодня хорошее настроение. Да что там, просто замечательное. Потому что я могу просто сидеть на веранде салуна и есть эту гребанную курицу, не несясь никуда, сломя голову, потому что какому-нибудь придурку из Тенесси или, скажем, Техаса захотелось пострелять и показать кто самый крутой парень в этих краях. Знаешь, чего бы мне хотелось больше всего? Чтобы я каждый день мог есть досыта. Не больше и не меньше. Да-да, даже на мои услуги спрос бывает не всегда. И еще бы мне хотелось, чтобы каждый сукин сын в этом городе, в этой стране и в этом мире тоже мог наедаться досыта. Потому что это очень много. И сдается мне, что жизнь бы тогда была куда как более мирной и спокойной. А еще мне почему-то кажется, что у тех, кто хочет стать губернатором или быть богаче английского короля, шансов на исполнение их желаний побольше, чем у меня.... Что же, у каждого должна быть мечта, осуществимая или нет. Так почему бы и не такая.

@музыка: Otis Taylor – House Of The Crosses

@темы: обрывки, мыслеформы, дикий запад

09:41 

Я лежу на земле и ем снег

Все дороги приводят меня к тебе. Дороги знают всё лучше, чем я. И я не стану искать других дорог.
Там раздается хруст снега. Я по-птичьи склоняю голову на бок, прислушиваюсь, ловлю взгляд ближайшего брата. На его лице застыло такое же отрешенное выражение сосредоточенности, как и у меня. Я киваю. Он кивает мне в ответ, и все мы бесшумно срываемся с места. Наши движения плавны и быстры. Мы не издаем ни звука, когда приближаемся к краю ущелья. Внизу идет группа людей. Молчат, но их все равно слышно. Вооружены. Они напряжены, они нервничают. Они не знают, в чем дело, но чувствуют нас. Хорошо. Это будет славным вызовом. Я слегка запрокидываю лицо к серому небу, принюхиваюсь. Пахнет морозом. Когда-то я был таким же, как они. Кого-то любил, о чем-то думал. Наверное. Вокруг меня и позади стоят мои братья. Я не вижу их сейчас, но мне нет нужды оборачиваться. Их присутствие я тоже чувствую. Я достаю оружие. Мы не грабители, нет. Нам не нужно то, что везут эти люди. Просто мы не можем не напасть. Мы - волки. И мы можем только грызть.

@темы: обрывки, мыслеформы

главная